Вирусолог Надежда Жолобак: о возможных проблемах вакцинации и влиянии вирусов на бессмертие

Вирусолог Надежда Жолобак: о возможных проблемах вакцинации и влиянии вирусов на бессмертие

Какие процессы лежат в основе старения организма? Способны ли вирусы бороться с опухолями? Чем характеризуется коронавирус и на какие нюансы нужно обращать внимание, чтобы обеспечить защиту от COVID-19? На эти и другие вопросы в интервью для Biohacking Conference Kyiv 2020 ответила украинская ученая, вирусолог, кандидат наук в области биологии Надежда Жолобак.

Надежда – автор многочисленных научно-популярных статей, лауреат премии НАН Украины им. А. В. Палладина. Работает старшим научным сотрудником в Институте микробиологии и вирусологии им. Д. К. Заболотного НАН Украины.

В интервью Надежда поделилась знаниями о вирусах и факторах их мутации, рассказала об их влиянии на долголетие человека, а также прокомментировала вопрос вакцинации против COVID-19.

Интервьюер: Biohacking Conference Kyiv (BCK)

Респондент: Надежда Жолобак (Н. Ж.)


BCK: Какие факторы лежат в основе повреждения клеток и старения человеческого организма?

Н. Ж.: В основе повреждения клеток и старения человеческого организма лежит нарушение баланса взаимодействия между клетками и окружающей средой. Другими словами, вследствие снижения способности клетки к восстановлению, воздействие факторов окружающей среды становится некомпенсированным.

Сущность живого, как и любых других форм материи, состоит в постоянном взаимодействии и отражении в реальных формах этого взаимодействия. Так происходит формирование организма из зародыша, становление зрелого организма, его старение. Чересчур сильные – не поддающиеся адекватной компенсации – воздействия факторов внешней среды вызывают стремительное или не очень, но изнашивание восстановительных способностей клетки и организма в целом.

Хочу обратить внимание на незаслуженно ушедшие в тень работы нашего соотечественника, заведующего лабораториейи физиологии Института геронтологии и экспериментальной патологии АМН в г. Киеве Фролькиса Владимира Вениаминовича. Именно он создал адаптационно-регуляторную теорию старения, ввел понятие о витаукте – постоянно происходящих процессах антистарения в организме.

Согласно его теории старения, именно баланс между процессами старения и антистарения и обеспечивает стабильную жизнедеятельность организма во времени, отражает сущность происходящего и, собственно, всей биологической формы движения материи. Им разработана гипотеза о генно-регуляторном механизме развития возрастной патологии и концепция генно-регуляторной терапии, проанализированы нейро-гуморальные и мембранные изменения в процессе старения,; открыт новый класс внутриклеточных регуляторов (инверторы),; созданы новые подходы к экспериментальному продлению жизни.

Но что мы знаем об этом? Увы., Пперед тем как пытаться создать что-либо новое, желательно детально изучить историю вопроса, результаты, полученные нашими предшественниками. Это поможет нам избежать возможных ошибок и, стоя на плечах предшественников, увидеть дальше и больше понять.


BCK: Могут ли вирусы использоваться для замедления старения или омоложения организма?

Н. Ж.: Пока вирусы напрямую, осознанно не используются для замедления или омоложения организма. Но известно то, что острые воспалительные заболевания, вызываемые вирусами, бактериями, грибами, напрягают и изменяют нормальное течение обменных процессов, истощая внутренние резервы, и таким образом, вызывают ускоренное старение клеток и, как следствие, организма в целом.

С другой стороны, именно становление иммунной системы обусловлено необходимостью постоянного контакта с патогенами из окружающей среды. И здесь снова же мы должны понимать, что все зависит от интенсивности раздражающего фактора. Поэтому применение вакцин – тех же вирусов, но в целенаправленно измененной форме – можно рассматривать как омолаживающее средство, которое защищает весь организм (в случае качественной разработки и адекватности применения вакцин) от острого некомпенсированного инфекционного процесса.

Отдельным пунктом стоит вопрос о влиянии вирусов на бессмертие, так называемую иммортализацию. Известно, что некоторые вирусы, внедряясь в геном клетки, превращают ее в «бессмертную». Бессмертие такой клетки здесь понимается как способность, в отличие от обычных клеток организма, к непрерывному делению. Но, по иронии жизни, нам почему-то не нравится запуск такого процесса в организме. И мы называем его канцерогенезом.

Пока мы практически совершенно ничего мы не знаем о роли вирусов, с которыми постоянно контактируем, но которые не вызывают какого-либо заметного воспалительного процесса (нам просто не до них). Их роль в жизни многоклеточных организмов еще нужно изучать. Вполне вероятно, что именно их и можно будет отнести к тем факторам, что которые влияют на увеличение продолжительности жизни. Известно ведь, что животные-гнотобионты живут в два раза меньше, чем обычные животные того же помета, но живущие в обычных условиях, «кишащих» самыми разнообразными микроорганизмами. Но Однако изучать все это разнообразие – задача не для бедных стран, это задача для будущего.


BCK: Насколько перспективен такой метод лечения болезней, как виротерапия?

Н. Ж.: Уже очень давно ученые используют метод виротерапии, состоящий заключающийся в применении вирусов-антагонистов возбудителей тех или иных патологических процессов в организме. Классическим примером может быть фаготерапия, когда против тех или иных патогенных бактерий мы применяем специфические бактериофаги, вызывающие в них литический процесс. О том, что есть ряд вирусов, способных направленно поражать опухолевые клетки, тормозя, таким образом, развитие опухоли, можно найти многочисленные публикации в Ссети.

Мало того, в США уже проходят 2-3-ю стадию клинических исследований препараты для лечения тяжелых форм опухолевого процесса на основе вирусов везикулярного стоматита, болезни Ньюкастла и аденовирусов. Этот подход особенно перспективен в условиях развития неоперабельных форм опухолей, например, головного или спинного мозга, когда любое хирургическое вмешательство может быть роковым. Вирус в таких условиях сделает все «аккуратно», вызвав лизис именно трансформированных клеток и оставив нетронутыми нормальные, неизмененные.


BCK: Способны ли бактериофаги полностью заменить антибиотики? Почему?

Н. Ж.: Нет, бактериофаги не могут полностью заменить антибиотики. Фаги – это высокоспецифичные облигатные паразиты бактерий. Даже для представителей одного рода бактерий требуются различные видоспецифичные фаги. Их выделение, культивирование, накопление и последующая транспортировка (требующая холодовой цепочки) делаюет эту форму борьбы с патогенными микробами красивой, но слабо реализуемой в настоящих условиях. Существенный недостаток состоит в том, что для поиска адекватных фагов для новых видов микроорганизмов нужны серьезные капиталовложения, а основное – время.

Хочу отметить, что и антибиотики не могут решить всех проблем. Уничтожая одни формы микроорганизмов, мы создаем условия для заселения освободившейся экологической ниши другими формами, которые, не исключено, могут быть еще более опасными, чем уничтоженные ранее.

Главное, что упускается из виду, – необходимость понимания тесной взаимосвязи всех форм жизни, присутствующих в человеческом организме, как и каком-либо другом многоклеточном. Только анализируя эту целостность, понимая законы их взаимодействия, можно вычленить причину развития патологии и способы ее устранения наиболее адекватным способом. А сегодня наши подходы в этом деле напоминают тушение пожара методом капельного полива.


BCK: Какие факторы влияют на мутацию вирусов?

Н. Ж.: Если кратко – все окружение вирусов. Это все известные факторы окружающей среды: физические, химические, биологические, в том. числе. – антропогенные.


BCK: Может ли SARS-CoV-2 в скором времени мутировать в безопасную для человека форму? Почему?

Н. Ж.: Циркулирующий сейчас коронавирус, как и все остальные из этого семейства вирусыов, характеризуется наличием в своем составе очень длинной цепочки нуклеиновой кислоты. Поэтому, в процессе воспроизведения вируса в клетке могут происходить ошибки при его копировании. А эти «ошибки» – и есть материал для изменчивости. Но следует заметить, что мутационный потенциал коронавирусов в два раза слабее, чем вирусов гриппа (и это тоже связано со строением их нуклеиновой кислоты). На патогенность вирусов влияют очень многие факторы: состояние организма-хозяина, токсическое окружение, наличие ксенобиотиков, сезонность.

Направление изменения активности/патогенности вируса зависит от условий его репродукции. Но, исходя из известных нам законов природы, можем сказать, что основное направление эволюции высокопатогенных форм связано с переходом их в умеренно-, или слабопатогенные. Поскольку только такой режим воспроизводства обеспечивает сохранение вида-хозяина, то есть, человека.

Если проаАнализироватьуя уровень смертности и общую картину заболеваемости на планете, то циркулирующий сейчас вирус нельзя считать высокоопасным. Проблема не в вирусе, а в существующей системе здравоохранения, да и вообще – в экономической системе, современном характере общественной жизни.


BCK: Как вы считаете, стоит ли ожидать появления более агрессивных форм вируса, вызывающего COVID-19?

Н. Ж.: В зависимости от искусственного регулирования условий для размножения вируса мы можем получать более или менее агрессивные формы. Но в природе выживание агрессивных форм лимитировано. И они, попадая в условия естественной циркуляции, будут вытесняться низкопатогенными формами.


BCK: По вашим прогнозам, когда появится эффективная вакцина, способная защитить людей от COVID-19?

Н. Ж.: Прогнозировать дату появления эффективной вакцины я не могу: очень много составляющих, не поддающихся анализу. Невзирая на то, что все прошлое столетие было посвящено изучению гриппа, мы еще многого не знаем, не понимаем в особенностях течения респираторных инфекций. Я бы задала встречный вопрос: что каждый понимает под фразой «защищать людей от COVID-19»? И защищать именно при с помощьюи вакцины?

Объясню сущность моего вопроса. Прежде всего, если эту инфекцию 80% населения переносият бессимптомно, в очень легкой и легкой форме, а у оставшейся части тяжесть течения обусловлена невыполнением элементарных норм поведения при инфицировании, нездоровым способом жизни, хроническими патологическими процессами, да еще и сопряженными с преклонным возрастом, возникает вопрос в необходимости вакцинации.

Может, лучше взять во внимание факторы, усложняющие течение инфекционного процесса, и повлиять именно на них? Другими словами, обратить внимание на профилактику – это значительно дешевле, проще и эффективнее.

Еще одна составляющая этого вопроса – неспособность именно этой части населения вырабатывать достаточно напряженный иммунный ответ на введение вакцины. Они Эти люди ведь потому и болеют тяжело. И применение даже очень-очень хорошей вакцины не будет толчком к формированию адекватной защиты у таких особей. Они ведь не могут адекватно защищаться именно вследствие истощения (возрастной инволюции) собственной иммунной системы.

И наша задача – объяснить, что нужно делать в обычной жизни, как им изменить именно ее, чтобы не болеть! Или если болеть, то в легкой форме, без срыва компенсаторных механизмов.

Есть еще одна связанная с вакцинацией проблема, которую иммунологи знают, но преимущественно стыдливо упускают из виду. Это формирование в ответ на введение вакцин антителозависимой клеточной цитотоксичности. Впервые с этим феноменом, как с реальной проблемой, столкнулись при широком применении противогриппозных вакцин в организованных коллективах, офисах, на предприятиях, где работают преимущественно молодые сотрудники, люди с полноценным иммунным ответом (в условиях когортного применения эти закономерности только и можно проследить).

Вакцинация иммунологически некомпроментированных лиц, которая, «по идее», должна была бы защитить их от инфицирования, превращалась в противоположное. Если в течение всего эпидемического сезона они не болели, то в его самом его конце у многих привитых наблюдали тяжелое или очень тяжелое течение заболевания.

Специалистам понятен механизм такого иммунного ответа. Но непонятно, почему желание сделать «как лучше» превращается в результат «как всегда». Иными словами, вакцины против респираторных заболеваний далеко не всегда выступают в качестве решения проблемы.

Даже, наоборот: вместо того, чтобы в легкогой форме переболеть протекания болезни без вакцинирования, применение вакцины «обеспечивает»приводит к тяжеломуе течениюе инфекционного процесса. И для коронавирусов, как группы вирусов, передающихся, как и грипп, респираторным путем, тоже показана такая последовательность реакций. Пока на кошках.


BCK: С научной точки зрения, можно ли замедлить процессы старения с помощью ЗОЖ, спорта, приема ноотропов и других биохакерских подходов? Почему?

Н. Ж.: Да, конечно. Ограничивая воздействие факторов, выходящих за исторически сформированный диапазон модификационной изменчивости, с одной стороны, тренируя организм, расширяя, таким образом, диапазон устойчивости, с другой, мы можем не только реально увеличить не только продолжительность жизни, но и, главное,: сохранить ее качество.


BCK: О чем расскажете на Biohacking Conference Kyiv 2020?

Н. Ж.: О роли виро-/микро-/макробиома в жизни человека. О роли вирусов, микробов, грибов в жизни людей. И о том, как применять эти знания для улучшения качества и продолжительности жизни каждого конкретного человека.


11 ноября Надежда Жолобак выступит на Biohacking Conference Kyiv 2020. Она представит доклад на тему «Роль вирусов и микробов в нашей полноценной жизни и их вклад в старение организма». Также ученая ответит на вопросы посетителей.

Программа мероприятия >>>

Оцените, пожалуйста новость:
(94 голоса, среднее 4.3 из 5.)

Купить билет
Подпишитесь и узнайте первым о топовых спикерах и главных новостях конференции